Понедельник, 29 ноября
Shadow

Как заработать в Кино? Путин, Деньги, и реклама в Фильмах | Тимур Бекмамбетов интервью

#ИгорьРыбаков #ТимурБекмамбетов #Интервью #Деньги

По промокоду РЫБАКОВ вы можете купить книгу Тимура Бекмамбетова со скидкой 15%, скидка будет действовать до 5-го декабря 
Скринлайф: В поисках нового языка кино — купить книгу Тимура Бекмамбетова в «Альпина Паблишер» (alpinabook.ru)

Друзья, сегодня у нас гость вроде бы не от бизнеса, но эта беседа будет интересна всем без исключения. С Тимуром Бекмамбетовым мы поговорили о смысле жизни, о том, почему в школах нас учат подчиняться,  и как изобретать новое и при этом зарабатывать. Посмотрите, и очень жду вашей реакции в комментариях. 
Хочешь узнать больше об инвестициях, подписывайся на мой закрытый инстаграм 
https://x10academy.online/invest

Мерч и книги можно купить здесь:
https://rybakov.store/
Новый альбом по ссылке:
http://rybakovmusic.com/
Стань мастером своей жизни. Пройди отбор в Академию X10:
https://web.x10academy.ru/master_zgizni?utm_source=youtube

Таймкоды:
00:00 Анонс
01:35 Елки 8.0 Тимур Бекмамбетов обманул Дудя?
05:10 Реклама в фильмах.
08:55 Кто сидит на кассе фонда кино?
16:15 Почему Бекмамбетов не нравится ходить на интервью?
18:17 Что такое скринлайф и как на нем заработать?
25:30 Сколько Рыбаков проводит времени в телефоне?
29:30 Приносит ли скринлайф деньги?
32:50 Новый проект Бекмамбетова
35:28 Куда инвестирует режиссер? NFT
42:40 Чем может быть опасен инвестор?
48:45 Законы квантовой физике в твоем успехе
50:00 Почему в наших школах – послушание?
56:16 Фильм о компании Технониколь
1:01:05 Блиц – Путин, Бог и миллиард

Что внутри выпуска: 
* Фильмы Тимура Бекмамбетова. Почему там одна реклама?  
* Интервью с режиссером. Как заработок влияет на творчество? 
* Как заработать быстрее? Инвестиции в скринлайф 
* Владимир Путин и чем закончился разговор с президентом?
* Фильмы в формате screenlife  Как Поиск и Убрать из друзей окупились в десятки раз? 
* Цифровой этикет. Как общество перестраивается под новый формат общения? 
* К кому приходит успех и могут ли молодые таланты сегодня пробиться? Как заработать в кино?
* Тимур Бекмамбетов. Как достичь успеха в кино без больших вложений? 
* Тимур Бекмамбетов фильмы, которые окупаются 
* Фильм Елки 8.0. Тимур Бекмамбетов интервью Дудю 
* Бекмамбетов скринлайф и другие планы на будущее
* timur bekmambetov Почему в Голливуде не получилось? 
* Секреты успеха. Почему Рыбаков и Бекмамбетов озабочены воспитанием детей. Лев Выготский и его методика 
* Успех в жизни зависит от того, что с тобой было первые 12 лет жизни 
* Авторское право на идею фильма о Технониколь. О чем договорились режиссер и бизнесмен 
* Съемки фильма. Как проходит процесс и сколько это стоит? 
Также рекомендую к просмотру следующие форматы 
Мысли миллиардера – делюсь с вами теми практиками, которые привели меня к успеху. Коротко и по делу. Деньги, финансовая грамотность и движение к успеху. Как Рыбаков Игорь понимает предпринимательство? 

Миллион на миллионе – это реальные истории успеха богатых и знаменитых. Здесь обсуждают вещи, о которых обычно не принято говорить. Саморазвитие как оно есть. Те люди, что сделали себя сами. Личностный рост, который реально влияет на заработок. Игорь Рыбаков – это бизнес канал, где успешный предприниматель делится своим опытом и практиками, секрет миллиардера хранится здесь. 

​ международный инвестиционный холдинг

Main page


Мои аккаунты в социальных сетях:
Instagram
https://www.instagram.com/rybakov_igor/
Facebook
https://www.facebook.com/igor.rybakov.9
Telegram-канал:
https://t.me/rybakovigor

Рыбаков фонд — частная филантропическая организация для содействия развитию социально-образовательной среды
https://rybakovfoundation.ru/

=================== текст видео ====================

[музыка]

[музыка]

«Ёлки» то уже снимаются. Уже Киркоров спел.

Если есть удовольствие, значит есть деньги.

Уныние перевернуло мир, а я просто его ставлю

на место. Инвестор — такая зараза. Он может

душить. Идём всегда туда, куда нам скажут.

С протянутой рукой, за деньгами, там

обивает пороги.

Самое большое, что можно получить от Путина —

это человеческие отношения. Ты вообще вот

раздражаешься, когда тебе такие вопросы

люди задают? А чего я здесь сижу вообще? Взять

чужое — не считается подсудной проблемой. Человек

умер, а он мне до сих пор присылает

сообщения с днём рождения. Миллиард

долларов сейчас, ребят, занесите, занесите.

И ты будешь делать, и дальше у тебя есть расписано сколько у тебя в сейфе денег.

Вот что сделать, чтобы зарабатывать,

например, на скринлайфе.

Остановиться.

[музыка]

[музыка]
Так, друзья, привет.

Напоминаю, это #1 канал про

деньги, инвестиции и бизнес. И сегодня мы

будем допрашивать, разговаривать и

беседовать Тимура Бекмамбетова, самого

кассового режиссёра России, да и пожалуй в

мире, если уж так вот с лёгкой руки, да.

Тимур, приветствую. Здравствуй.

Ничего, что я так тебя представил грандиозно?

Просто меня лично напугал.

Давай, значит сразу в бой. Смотри, вот я

тебе сейчас напомню кое-что

и попрошу прокомментировать. Перед тем, как

сделать последние «Ёлки» мы просто сказали,

что это последние «Ёлки», мы их больше не будем

делать. Ну всё, мы поняли то, что вы

говорите. Да, это всё понятно. Давайте

зафиксируем, это точно последние «Ёлки». Я

обещаю, я сказал же. Это же было сказано

в рекламной компании. А Владимир Путин

тоже говорил, что он не уходит, что он

уходит, а как оно получилось.

Так. Не получится, как с Путиным? Нет, не

получится. Значит, напомню, ребят, такая история, значит.

Ты рекламируешь другого человека. Тут однажды ковыряющий интервьюер,

значит, Тимуру 2 года назад расковырял, что это

последние «Ёлки» седьмые. Конечно.

Вот и Тимур с горяча сказал… Не с горяча, искренне…

что это последние «Ёлки» и вот, пожалуйста…

нет, не получится как с Путиным. Продлевать не

будем, на этот раз будет точно последний.

Тут я как раз готовлюсь к нашему,

готовлюсь к нашей беседе, смотрю такой а что,

а вот «Ёлки»-то уже снимаются, уже

Киркоров спел. С Путиным-то неплохо

получилось, может и с «Ёлками» будет. Или

всё-таки это из-за бабок всё? Это

по-необходимости,

во-первых.

Два года мы, действительно, как я и сказал…

воздерживались.

Ну ты посмотри, что получилось-то.

Ты посмотри, что получилось.

Что? Что случилось с нами со всеми?

Не понимаю, давай продолжай. Ну как: маски,

тысячи человек каждый день покидают наш

мир. Это всё вот почему? Потому что мы

перестали Новый год праздновать нормально.

А как встретишь, как встретишь новый год,

так и проведёшь. Есть такая поговорка, знаешь.

Неправильно встречали. Не, «Ёлки»

снимаются на деньги

платформы IVI. То есть это как бы коммерческий…

это коммерческое мероприятие, это

бизнес-проект,

который…стало понятно, что выросло

поколение людей, которое… Ты сам инициировал?

Нет, молодые, молодая

команда

ребят, продюсеров пришли и сказали. А ты

помнил своё обещание? Да, конечно помнил. Ну и

как? Я сказал: «Вы хотите — делайте, я не

участвую». А ты…я не участвую в этом. Я вам всё передам,

расскажу как это делается. Мне

просто важна эта вещь, мне как, для

меня, поскольку я был создателем

этой истории всей. Я вдруг понял, что

за этим стоят миллионы людей, фильм

посмотрел 170 миллионов человек совокупно.

И

столько в России

граждан нет. И у

него есть перспектива жить дальше,

стать брендом, а не фильмом. Давай сейчас не…

мне лично «Ёлки» очень нравятся как проект.

Здоровый психически

проект.

Надо кайфануть, иногда посмотреть, вот.

Поэтому, смотри — и бабло вообще побеждает зло,

и на самом деле американский подход, что,

слушайте, разное может быть, но когда много

денег у нас есть возможность продолжать

и придумывать следующий еще более

вкусно, мне больше нравится, чем

держаться каких-то корней, да, и задушить

себя так, что потом, ну значит, ты лишён

возможности пробовать что-то ещё. Ты

всегда отличался тем, что у тебя в фильмах,

есть такие фильмы, много рекламы.

Многие видимо

недоброжелатели, может быть просто

критики называют, что у тебя вот реклама

как фильм ты снимаешь, а фильм как рекламу.

Это такой подход — это из-за денег и тебе

нужны деньги, чтобы снять фильм или

просто ты…

вот что ты ищешь в такой форме, что ты

вот. Расскажи об этом. Какой твой замысел вообще,

когда ты вот это все обвязываешь в такие

очень интересные комбинации.

Сейчас скажу. Ну,

во-первых, также как и при выборе

истории про что рассказывают герои на

самом деле мной движет любопытство,

просто любопытство. Так никто не делал,

давай попробуем сделать так, как никто не

делал. И я пытаюсь найти какие-то пути живые

и как правило

это я знаю, что это повлияет на

само кино, на само произведение искусства.

Никто не обвиняет Энди Уорхола какого-то,

который у себя рисовал кетчупом

картины, потому что это же

суп Кэмпбелл там, не знаю, потому что это

часть нашей жизни. То есть вот Билайн

какой-нибудь в фильме «Ирония судьбы» —

ээто же материальная культура. Это

тот мир, в которым мы живем. Правильно? То

есть часы, которые носит герой — они о

нём очень много говорят. Я считаю, что в

потребительском мире, в мире потребления,

в котором мы жили последние там 100 лет,

наверное, да,

реклама — это культурный феномен. Это, это я.

Наверное, всё связано с тем, что я как

режиссер

формировался в 90-е годы, когда реклама

была единственным кино, которое было в

стране. И

Поскольку

не было кино, не было кинотеатров, все

кинотеатры были закрыты. По телевизору

показывали мексиканские сериалы.

Соответственно, мы просто снимали

рекламные ролики, молодые тогда режиссёры

снимали рекламные ролики и делали это

так, как будто это фильмы. То есть

остро там, эмоционально и так далее. И

тогда у меня этот барьер сломался между

рекламой и кино. Я думал, ну хорошо.

Если рекламные ролики «Банк империал»

люди смотрят, пересматривают, потому что просто им

интересно это кино, а на самом деле

это реклама банка, почему я наоборот не могу

сделать. Сделать фильм, в котором будет

рекламный объект, рекламные, реклама

товаров будет частью нарратива. Это было,

в «Ночном дозоре» есть замечательная фраза. Нет

больше, почти забыл всё, что я сделал там,

на одну фразу я помню, где Гоша Куценко
говорит Порошиной, хочет с ней познакомиться,

она говорит фразу, она покупает кофе какой-то,

он смотрит и говорит: «Хороший вкус — хорошее начало».

«Хороший вкус — хорошее начало» — это был слоган

NESCAFÉ в то время. Мы так делаем в жизни.

Мы говорим слоганами, это часть нашей

материальной культуры. Джаст ду ит. Джаст ду ит.

Не дай себе засохнуть.

Мне кажется, что это часть материальной

культуры. Мне кажется, что

в моей любви к этой культуре

рекламных сообщений нет ничего

постыдного. Но то, что это раздражает

зрители, я понимаю. Я понимаю, потому что

они

они воспринимают, они находятся под таким

давлением маркетинговых маркетинговых

кампаний всех брендов, что они просто

неравнодушны. Это их проблемы. Больше раздражает

вот меня лично, да, когда

режиссёры или деятели, знаете, идут с

протянутой рукой за деньгами там, обивают

пороги и

жалятся, что там деньги не дают на их там

творчество. А ты придумывай эти

хитроумные ходы и схемы там и так далее.

Мне очень нравится такой подход, что ты

экспериментируешь

и в видах кино, и в способах финансирования,

так далее. И это круто. У нас же канал про

деньги, и про бизнес, и про инвестиции.

Но давай перейдем к другому вопросу, который

очень противоречив, а может быть нет.

Разберем его, да. Это государственное

финансирование кинематографа.

Ну, всегда, когда есть некая дающая там

рука, а есть распределяющий там комитет,

возглавляемый Михалковым или или или

много чего, да, ну возникает же вот

этот вот элемент субъективизма, который в

общем-то значит: тебе дать, этому дать, а

вот эти вот не дать. Потом многие обвиняют и

говорят: «Вот вы там кому-то этим даете,

эти любимчики или нет». Вот как с этим-то

быть? В результате деньги достаются, ну

давай так, не лучшим, не тем, кто мог бы

стать лучшим, а тем, кто заслуженный. И мы

сейчас знаем на рынке России несколько

групп

заслуженных,

ну заслуженных, прошлые заслуги, которые

постоянно получают нормально. Им отгружают

неплохо. Ты среди заслуженных. Ты же среди

заслуженных? Поэтому ты вроде как «ну надо,

за государственное кино там ратую,

давайте будем делать заказы. Если не

получится кино, ну ничего страшного». Ты

так говоришь? Так все-таки, подожди, ты

оказался среди заслуженных, потому что

вот так сложилось, а тем, кто не оказался

пока, что им-то делать? Есть 3 позиции.

Первая позиция — государства. Так. Позиция

заслуженных и позиция тех, кто не попал…

незаслуженных… в список заслуженных.

Формирование списка заслуженных был

процесс очень, как мне казалось, может

потому что я в него попал, был очень

процесс объективный, потому что там

просто анализировались показатели, по

которым определились те, кто стабильно

существует и может прогарантировать

государству осмысленную работу с

ресурсами, со средствами. И

у меня был случай, было несколько

случаев, когда

фильм, на который мы получили деньги на

производство субсидии государственной, мы его не

смогли произвести. Мы там порядка

миллионов, наверное, 100 что-ли, 150,

вернули просто государству деньги. Просто

потому, что мы поняли что мы, чтобы

остаться среди, в среде вот этой

команды заслуженных, мы должны ответственно

себя вести. И это было не раз. И

почему это происходит? Потому что нам

важно сохранить этот статус. Это позиция

заслуженных, которые считают… Ответственных.

Давай назовём ответственных.

Ответственнолюбивых, заслуженных,

которые там оказались уже. Это первое. Второе —

они, конечно, укрепляют, сохраняют, ищут

аргументацию и находят. Вот ты сейчас её нашёл.

Второй вопрос: а куда эти деньги

деваются? Они идут в производство. Производство —

это значит нужно найти авторов, которые… я же

не снимаю эти фильмы все. Их снимают

молодые режиссеры, которые приходят к нам

в компанию со своими проектами. И

соответственно, я должен выбрать тот

проект, который будет эффективен, который

может быть

для зрителя интересен. И все-все те

заслуженные, о которых ты говоришь, они в

поиске находятся молодых талантов

непрерывном. И, соответственно, деньги эти

в любом случае достаются этим авторам,

которые приходят снимать кино. И

Базелевс — компания наша, которая дала

старт

большинству, наверное, самых интересных

режиссеров, которые есть в стране. Ты всё

стоишь на позиции заслуженных, а что

делать молодым, которых такие как

заслуженные не берут, а они бы тоже могли

сделать что-то. А до них не доходят.

Игорь, нет такой проблемы вообще. Вот поверь мне,

нет проблемы найти ресурсы для

реализации качественных проектов. То есть надо прийти

молодым

режиссёром, которые считают себя талантливыми,

надо прийти под патронаж заслуженных, да, ну и

сделать какой-то проект. Правильно? Это

один вариант. Второй вариант — это просто

взять и сделать что-то, что за

тобой будут бегать все заслуженные,

потому что… нет такой проблемы. 11

платформ в России,

10 заслуженных с другими,

и всего, всего на двух руках

пальцев людей, способных делать контент,

который люди хотят смотреть. Здесь нет

проблемы найти средства, поверь мне. Есть

проблема найти

сценариста, режиссера. Ты говоришь, авторов не

хватает хороших. Авторов не хватает, актеров не

хватает. Это же вопрос. Актер, например, и

звезда — это вопрос, это не одно и то же. Я

понимаю, но это вечная дилемма, парадокс и

противоречие, кто как его называет, знаешь.

Заслуженные говорят: «Авторов не хватает», а я

говорю: «Или заслуженные

разглядеть не могут».

И

возникает парадоксальная вещь: банки

дают заслуженным, чтобы они патронировали,

отбирали талантливых, а у

заслуженных, у них, у них не то, что…

они могут видеть то, что они могут видеть.

Ну, человек так устроен, мыслит шаблонами и

паттернами, которые у

него уже есть. Он не может разглядеть то,

чем у него нет. У него нет, скрина не

происходит, вот этого коннекта. Поэтому мы

придумали проект, в котором ты принимал

участие. Называется он Dreamapp. Это поп-площадка.

Я и хотел, чтобы ты о нём вот сказал, да.

Каким образом вскрывать вот эту вот толщу,

ну как бы пласты, которые сейчас вот…

О Dreamapp расскажи.

Привет-привет! Это Dreamapp show, в

котором авторы контента получают

реальные деньги на проект мечты. Мне

показалось полтора года назад, что нужен

другой способ поиска этих вот талантливых

людей, чтобы деньги находили таланты.

И это фактически потребитель

находил таланты. И идея собственно говоря

нашего шоу в том, что публично есть

шоу-площадка, на которой молодые авторы

сериалов, блогов, фильмов

презентуют свои проекты и тут же в

реальном времени получают поддержку либо

инвесторов, либо аудитории напрямую

в виде донатов и так далее. И могут

запускать свои проекты прямо в течение 10

минут. При всей такой, ну

казалось бы, нереалистичности этого

проекта, ну как можно за 10 минут

привлечьтам миллионы рублей для

своего фильма, это происходит, произошло.

И мы сделали вот там 7 или 8

выпусков и собрали 60 миллионов рублей

для

для молодых авторов, которые смогли

запустить сериалы свои на платформах

и так далее.

[музыка] Я когда

смотрю интервью с тобой у разных людей,

они тебе задают

одни и те же вопросы там: «Бен-гур» там,

провал-то, провал-сё, а ты им каждый раз одно

и то же говоришь: «Так, ребята, отвалите

значит, я вообще экспериментирую. Вампиров

вывожу на сцену значит, кто их будет

смотреть». В общем, примерно одна и та же

история. Смотри, ты вообще вот

раздражаешься, когда тебе такие вопросы

люди задают? Пытаются на тебя надеть некую

рамку при исследовании и

раздражаются, и сердятся, когда эта

рамка ну никак на тебя не лезет. Я не

сержусь. Я сержусь об одном. Я

сержусь всегда, что мы сейчас с тобой

разговариваем, я даже понимаю, что у нас,

ну смысл нашего разговора —

производство какого-то продукта, да, для

зрителя, но для меня в любом случае

просто интересно разговаривать, потому

что общение — самая большая ценность, какая

существует у человека. И когда вдруг я

понимаю, что тот, кто со мной

разговаривает, он манипулирует, он не

говорит не спрашивает то, что он хочет

спросить, он спрашивает то, что, наверное,

понравится его аудитории, то я вдруг

понимают «чё я здесь сижу вообще».

Это какая-то своего рода проституция. Мне

обидно, вот у нас был с тобой такой щанс

что-нибудь выяснить интересное в жизни, придумать

что-то интересное, а мы вместо этого

занимались имитацией

общения. Хорошо, а ты вот так вот на

каком-то интервью, на беседе, ты вообще

был так, что ты вот, я помню, встал, ушел или

там стакан как Жириновский. Это круто.

Вот что-то такое у тебя было в жизни? Или

всегда так… Нет, не было. Мне жалко человека

становится. Ну, представляешь, человек задает

вопрос, я вижу, что ему это на самом деле

самому не интересно, он так, наверное, не

думает, но вот аудитория так хочет, надо

так сделать. В этом есть какая-то, его так

жалко становится и брезгливо. Ясно.

Ну у тебя есть еще такая возможность,

жизнь-то ещё длиться. Если что,

у тебя стакан есть. Один интервьюер тут тебя

ковырял сильно, да. Про Голливуд, что тебя там

Голливуд не приглашает, сказал это,

а ты ему сказал так хлестко, значит, а я скринлайфом

сейчас больше интересуюсь и всё.

Ну вот и отшил. А вот, ну реально если так

сказать, вот скринлайф по сравнению с

классическими фильмами разными

сколько денег тебе приносит? Или это

больше хобби? Это больше, это больше

расходы. Расходы, да? То есть…Это же инвестии

в будущее, конечно. Поскольку мы

проводим вот на, глядя на экраны наших

девайсов: компьютеров, телефонов,

сегодня там по 6-8 часов в день.

Мой телефон мне говорит, что я провожу 6-8

часов. Соответственно, половина моей жизни —

это половина времени моего. Половину моей

жизни я провожу в этом мире экранов,

мире цифровом и на самые важные события

моей жизни сегодня и твои тоже, как

знакомства, вот мы с тобой

знаем друг друга уже почти 3 года, а

увиделись впервый раз физически.

Соответственно. А ощущение, что мы с тобой

вместе ни один выпили стакан воды, а

потому что в этом мире экранов

совершаются самые важные сегодня дела

нашей жизни: мы встречаемся, ссоримся

признаемся в любви или там прощаемся,

зарабатываем деньги или теряем их. Это

всё происходит сегодня не в физическом

мире. Больше нет бумажек, личных встреч,

всё происходит онлайн. И кино,

поскольку кинематограф рассказывает про

нашу жизнь даже пусть будет в виде фэнтези

или там научной фантастики, всё равно это про

нашу жизнь. То сегодня совершенно очевидно, что

половина фильмов, поскольку мы половину жизни

проживем в цифровом мире, половина фильмов

должна быть именно про этот цифровой мир.

Про то, как мы там живем, как мы там

признаемся в любви, грабим банки там,

спасаем своих близких от

всяких там

пранкеров или хакеров. И

а фильмов про этот цифровой мир —

0,0001% всего. Первый

скринлайф-эпизод был снят в «Ночном

дозоре», он где Хабенский,

Городецкий, на своем компьютере

искал,

кто проклял Светлану. Тогда я создал

какой-то интерфейс красный с какими-то

линиями судьбы и он там летал по этим

линиям. Это был чистый скринлайф

2000 какой там третий год что-ли. Мне все

сказали: «Да-да-да, ну кто пойдет в кино

смотреть на экране свой экран своего

компьютера». Я говорю: «Ну там же происходят

самые важные события». Не, ну это не то,

не интересно. И мы сделали в

2015-м году, выпустили фильм, называется

«Убрать из друзей», «Unfriended» в Америке,

который при стоимости меньше миллиона

долларов собрал 65 миллионов долларов в

прокате, по-моему, не помню точно. Цифры. Феноменально, да

в 65 раз. В 65 раз. Ну, естественно, мы не

получили 65 обратно, потому что там были

дистрибьюторы, студии и так далее, но тем не

менее это было уникальное событие и мы

попали с этим фильмом в 20 самых

прибыльных

кино-инвестиций за всю историю

кинематографа. Все мне сказали: «Ну да,

конечно, ну это прикольно конечно вот так

получилось, но это 1 раз. Второй раз это будет

повтор, уже никому не интересно.

Скажут: ну это то же самое». И мы сделали второй

фильм, он называется «Поиск», можно посмотреть

и тот и другой на экранах ваших девайсов

на платформах в России. И этот «Поиск» он

собрал уже не 65, а 75. Появилась

тренд, тенденция понятная и можно

посчитать, когда ты при очень небольших

вложениях можешь находить своего зрителя,

зрителя достаточно, чтобы это всё

имело смысл. У меня другая как бы логика

такая, так много говорят провожу в экране,

что уже хочется…Хочется, точно

хочется. Не то хочется послать это

подальше. Хочется послать и

люди это посылают, это правильная

психологическая реакция. Но поскольку я

люблю это, ты сказал в sms-переписки в

месседжере, а как ты по-другому это

расскажешь? Всё равно тебе придется, всё равно ты,

поиск ребёнка в поиске, всё равно это

происходило всё на экране, в физическом

мире ничего не было. Слушай, я тебе

подтверждаю, я смотрел когда «Поиск», я

поставил себя на место вот этих вот

героев и я же помнил, когда я там следил

за тем, как дети осваивали сети, как вот,

как это всё.

То есть ни один фильм вот такой вот

классический, скажем так, не давал мне такого

погружения вот в эту реальность, которую я

реально проживал со своими детьми. Это потому что

релевантная тема. И релевантная, и тут то,

что до тебя никто не делал, никто не

фокусировался на этой части. Ну хорошо,

давай вот скринлайф-формат и форматы

как сейчас на iphone снимают кино, тоже

кстати очень интересный тренд там от

первого лица или как-то так с ракурсов

неожиданных, да, засовывая этот iphone

во все места, в которые засунуть

невозможно, выбирая какие-то ракурсы, которые

обычно ну их нету, да. Вот это же тоже

такой тренд. Скринлайф, снять фильм на

iphone и так далее. То есть ты выбираешь

скринлайф? Можно я вопрос тебе задам? Вот как

ты думаешь, в чем разница между съемками

на iphone и скринлайфом? То есть в

одном случае мы используем камеру, снимаем

просто другим устройствам, a в screenlife

мы записываем экран. Мне кажется, что

разница в том, что это просто как небо и

земля, вообще вот просто как другое измерение.

В чем разница? Небо и земля, говорит. Объясню почему.

Потому что

при помощи камеры любой: на айфоне

камерой, большой кинокамерой или вот такой,

которой нас сейчас снимают, мы снимаем

физический мир, вот наш мир, вот этот мир.

Это

то, что является

объектом интереса. А в скринлайфе этот

мир нас вообще не интересует, а мы записываем

мир экрана, мир переписок, сайтов. Есть

архитектуры этого здания, а есть архитектура

сайта, да. Есть площадь города,

а есть социальная сеть — тоже общественное

пространство. Я прочувствовал разницу, смотри,

как если бы действие описывал извне это,

а тут ты видишь проявление и какие-то

чувства и что изнутри это. Мы живем в другом

мире. Это буквально то, что я говорю.

Поскольку я провожу время, вот когда ты сидишь с

телефоном, ты же забываешь где ты

находишься. Сидят люди в кафе уткнувшись в

телефон, они не в этом мире, они не в кафе в этот момент.

Они не в кафе, они в другом

пространстве. И они там живут. Вот глубокое

моё убеждение, что это не

дополненная реальность к нашему миру, а

это настоящая реальность. Знаешь, ты

меня расстроил сейчас. Я не расстроил. Почему?

Расстроил. Ты сказал, что у тебя 6

часов экранного времени. Знаешь сколько у

меня? Больше.

От 9 до 12. И, кстати, у молодых людей,

вот сейчас вот я смотрю, у них вот стабильно

держится 7-12 часов. То есть как будто бы

вот человек встал с утра, он

просто эту кнопку или там экран не отпускает.

Но это, что это значит? Что это значит? Это

значит, что эта жизнь для нас,

как мы себя проявляем, что мы там делаем,

где там добро, где зло, где смерть, где

жизнь. То есть человек умер, а он мне до сих пор

присылает сообщения, с Днем рождения

поздравляет, потому что он там кнопочку

забыл, а вот его аккаунт жив и он влияет

на меня. Я-то плачу или там

эмоции испытываю, то есть мы по-прежнему

общаемся. А

когда ребенок познает мир, он теперь не

познаёт мир 2 пальца в розетку, давай

не подходи к розетке, а он познает мир

залезая в какие-то пространства внутри

цифрового мира. И родители не знают, где

он живет, они не знают, что с ним

происходят, они с ужасом открывают, что

оказывается ребенок вообще не тот, про которого

они, о котором они думали.

И вот здесь возникает

самый главный вопрос: зачем я занимаюсь

скринлайфом? Зачем мы им занимаемся?

Ну, понятно, поскольку у нас передача… Я думал из-за денег.

Оказывается, нет. Я тебя позвал на канал

№1 про бизнес, деньги,

инвестиции, а ты тут опять говоришь «для

удовольствия». А где деньги-то брать? Если

есть удовольствие, значит есть деньги, потому

что иначе деньги никто не платит за эти

мучения, за пытки. Смысл в том, что этот

цифровой мир, который уже существует, мы в

нем живем большую часть своей жизни,

в нем нет понятий.

В жизни у нас есть понятия. Сказал «мы

встречаемся», я утром проснулся дома, надо

мне идти, Игорь сказал надо прийти

поговорить. Во-первых, интересно, ну и обещал —

это понятие. А в онлайне нет этих понятий.

Там другие понятия и

они не сформировались. Обмануть другого

человека в онлайн-среде не считается

подсудной проблемой, взять чужое, ну

скачать фильм там где-нибудь. Я вот когда не

могу найти фильм, думаю где ж найти, просто

набираю «скачать бесплатно онлайн» и ищу

фильм. Ну потому что не могу найти. И

это означает то, что в этом цифровом

мире мы живем как будто не прошло тысяч

лет цивилизации, будто мы ещё в пещере,

где можно забрать чужое, взять.

Прощупыванием узнаем, что там…что можно,

что нельзя. Мы только учимся жить в этом

мире. И там нет, не действует, там

нет ни гравитации, ни жизни-смерти, ни

добра-зла, ничего нет. Я понимаю, что что бы

мы не снимали, какой бы фильм скринлайф

мы не снимали,

он, во-первых, ты как сейчас правильно

отметил, пользуется спросом и приносит

доходы, а во-вторых, он решает очень

важную задачу для людей. Люди боятся

этого неведанного пространства

подсознательно. Знаешь, когда ты пишешь,

кому-то написал сообщение, в ответ пишет…

пишет… пишет… Что он там пишет? Пропал.

Ты вот это тоже обратил внимание? Что он там пишет? Наверное, написал,

стёр. Врёт. Что он думает? Мог сказать сразу.

А если это девушка, а если ребёнок и это

же всё. Представляешь, это же новая этика. Есть

замечательная книга Ольги Лукиновой, называется

«Цифровой этикет». Всем советую

почитать, она гениально

описывает как мы живем в этой в этой

среде. И мы сейчас будем делать фильм,

экранизировать эту книгу, делать фильм

об этом. И в общем миссия наша — это понять

и отрефлексировать свою жизнь в цифровом

мире, как ты там живёшь. Давай, Тимур, ты с одной стороны

сказал, что скринлайф — это твоё

миссионерское так сказать начинание, что

денег там пока не много, что ты тратишь,

вкладываешь. Это как-то немножко

противоречит с этими сборами огромными,

чтоб миллион вложил и 65 собрал, но видимо

не ты, а прокатчики или кто-либо. Давай, значит,

на этом вообще могут заработать молодые

режиссеры, кто там, шоураннеры или..

Могут. Вот что сделать, чтобы

зарабатывать, ну, например на скринлайфе?

Остановиться.

Остановиться, не бежать, не бежать туда,

куда бегут все. Вот так устроен наш мир,

что все, вот есть касса, все выстраиваются в

длинные очереди в эту кассу. Все

выстраиваются друг за другом в спину,

потому что это мейнстрим.

Всегда легче присоединиться. Безопасно.

Безопасно, выбора не надо делать. Просто

встаешь ссази в очередь и дай Бог,

стараешься и дай Бог до конца дойдешь,

каким-то там ты будешь. А рядом

открытая касса другая. Это вот скринлайф,

где никого нет. Почему я туда встану? Может если там никого нет,

значит никому не нужно?

Вопрос того, кто стоит в очереди. А там

всё есть. Вот мы видим, что там есть. Там

есть, первое — это

это очень эффект…kosteffektiv

производство, потому что себестоимость

производства фильма ниже в десятки раз,

чем обычного фильма.

Соответственно и свобода, потому что, если

это стоит очень дёшево, производство само,

рисков меньше. Соответственно меньше

людей стоит за спиной и говорит тебе, что

делать. Мы опубликовали книгу, которая

называется Скринлайф, которая

рассказывает подробно о том, что это

такое, как производить фильмы в скринлайф.

А вот давай эту книгу поставим

для тех, кто хочет посмотреть. Я тоже в

это верю, в скринлайф формат. Книга будет в

описании.

[музыка]

Ты постоянно делаешь эксперименты, делаешь

невозможное.

Куда ты сейчас

вот эти новые пути держишь. Расскажи об этом.

Какие-то мультики ты там делаешь. Да, я расскажу.

Что-то знаешь, вот прямо такие вещи, на

которые ты сам ставки ставишь. Мы ещё не

знаем, чем это кончится, но ты ставишь

ставки. К сожалению, занимаюсь одновременно

слишком многими вещами, что неправильно.

Неправильно в смысле бизнеса, потому что

это менее эффективно.

А по жизни это правильно. По жизни правильно

заниматься тем, чем хочешь. Жизнь или

миллиард? Ты жизнь или миллиард, миллиард

или жизнь? Какая жизнь. Жизнь. То есть по жизни

правильно заниматься магией. Расскажи об

этом многое. Правильно быть самим собой, да.

Рефлексировать, понимать, что ты что-то

неправильно сделал. И про самое важное. Ты

знаешь,

попытаться это сформулировать, мне один умный

человек сказал, я просто

ему невероятно благодарен, вскользь о том,

что такое создатель, на что люди молятся.

И

он сказал, что создатель — это выбор, Бог — это

выбор и

и у нас есть не право выбора, а у нас есть

обязанность выбора и человек, который

отказывается от выбора

принимать решения ,он совершает самый

страшный грех, который называется

уныние. Ну ты не уходи от ответа. Куда путь

сейчас держишь, какие ставки делаещь? Я делаю ровно об

этом фильме. Почему я об этом рассказываю, потому

что этот фильм про Ходжу Насреддина.

Я делаю мультипликационный фильм о

самом, наверное, любимом герое планеты,

потому что люди, которые его любят, населяют

миллиарды, они живут от Китая до

Египта. Это

человек-легенда, в каждом народе у него

своё имя: где-то Мулла Насреддин, где-то Ходжа

Насреддин, у казахов — Алдар Косе,

по-разному там ходил. В общем, у него кликухи разные

были. А

это человек, который

сумасшедший как кажется,

который все переворачивает вверх

ногами и когда его спрашивают: «Почему ты

это делаешь?», он говорит: «Потому что

какой-то нехороший человек перевернул

мир» и уныние перевернуло мир, а я просто его

поставлю на место. И история эта не про…

Собственно говоря, я долго много-много

лет пытался рассказать историю про Ходжу

Насреддина, персонажа знаешь, да, который

очень меня волновал, интриговал, я был

влюблён в него, но я не мог никогда это

сделать много лет. Потому что он

сумасшедший, а сумасшедший герой быть не

может. Когда зритель смотрит, он должен

себя как-то идентифицировать, а это

какой-то фрик. Я потом придумал и у меня

всё стало на свои места. Что фильм будет не про

Ходжу Насреддина, а про ишака Ходжи Насреддина.

Потому что он всегда был на ишаке, а ишак — это

примерно тот, кто… Тонкий намек.

Этот тот, кем мы являемся. То есть мы

порядочные, мы трудолюбивые, мы идем

всегда туд,а куда нам скажут. Мы делаем не

то, что хотим, а то, что нужно. Но это

классический образ ишака. И вот эта

история о том, как с точки зрения ишака

рассказ про своего хозяина. Вот. И то же

самое это история ишака, которому достался

ненормальный хозяин, которого он пытался

исправить и сделать из него нормального

человека, порядочного и

как тот его на самом деле свёл с ума,

освободил и сделал свободным,

способным принимать решения, зарабатывать

много денег или там получать награды.

Поэтому этот фильм в общем о свободе и

о праве человека,

и

об обязанности человека совершать выборы в жизни.

Отлично. Тимур, давай теперь все-таки про деньги.

Кино, вино и домино — это не единственное

же то, что есть у тебя в жизни, да. Вот ты

зарабатываешь деньги, ты очень успешный.

Не зря на то, что ты имеешь кучу

неуспешных проектов, но ты сказал — это

естественный процесс: много делаем, что-то

не получается, что-то получается, а это

значит у тебя деньги водятся. Что кроме

кино

тебя интересует в качестве бизнеса. Какие

у тебя ещё бизнесы или инвестии кроме

кино? Мне очень сейчас нравится вся история с

NFT, которая началась. Мне просто понравилась

сама идея, что право отделены от объекта

прав и продаются отдельно права. Это

просто такая идеалистическая

концепция,

очень современная, очень цифровая, очень

релевантная для современного

человека. И мы начали сейчас готовить…Можно

я покажу свою NFT. Вот. Ну уже, уже

поднял? Поднял? Знаешь сколько стоит?

Нет. Вот, я вижу на…

Называется NFT Грандмастер.

Посмотри, соточка эфиров. Нифига себе!

Я к тебе приду. Ты знаешь, я выставил карточку NFT, вот она,

кстати, у меня тут в студии висит. За 100

эфиров её продаю.

383 тысячи долларов за эту карточку.

Кто ее закупит, он получает моё

пожизненное менторство,

сопровождение вот пожизненное, да.

И ребята мне сейчас пишут…сколько человек?

Ведут предварительно… 12 человек уже

пишут, предварительные разговоры и я думаю

вот, представляешь,

я бы никогда не додумался до такого

формата. А тут смотри, я продаю карточку за

383 тысячи долларов. Ну, входной

билет. Да. И человек получает

моё пожизненное менторство. Это тоже новая форма.

Всего продать карточку. Вот ты вот продаешь

свои

NFT,

это же менторство, которое потенциально

будет означать партнерство. Ну кто может купить моё

менторство за 380 тысяч долларов

пожизненное?

380 тысяч долларов — пожизненное менторство. Кто

может купить? Один человек? Один никто. Ну, в смысле

это уже бизнесмен, у которого есть

деньги, да. Ну, фактически партнера он себе покупает.

Ну это не партнер. Недорого.

Это менторство.

Ну если ты такой человек, который

способен переворачивать вещи вверх

ногами, а я очень умею реализовывать

стратегии. Я просто беру тебя, покупаю

твой NFT и

говорю тебе: «Давай посидим, чай попьем» и ты мне…

Хороший бизнес, согласись, да.

Я продал карточку 380 тысяч долларов, а ты такой, ты можешь ко мне прийти

и сказать: «Игорь, как дела?» Я говорю: «Приходи, кофе попьем и

всё». У меня 380 тысяч долларов, а у тебя

перевертыш в голове постоянный и ты

можешь свое содержание использовать

по-другому, наиболее лучшим образом.

Поэтому очень здорово, что ты этим

интересуешься? А ты инвестируешь в это или ты

интересуешься? Не-не, я не инвестирую,

япытаюсь создавать. Я пытаюсь

найти способ как…

Смотрите, все права проданы на весь, ну вот

люди производят

контент, я снимаю фильм: права проданы,

фильм вышел и вроде бы жизнь его

закончилась. NFT возможность

продлить жизнь

любого произведения, любого авторского

продукта.

Фильм так и будет принадлежать киностудии

или там кому угодно, платформе, но никто

не может отнять у автора возможность

выпустить свою версию подписи под этим

фильмом. И люди, которые смотрят,

потребляют контент,

[музыка]

фанаты, ну те, кто потребляют контент

эмоционально, для них книжка, просто

книжка за 200 рублей, и книжка,

подписанная Акуниным — это разные совершенно

вещи. И мне кажется, что это очень

круто, потому что это изобретение

позволяет

создать новый рынок

для уже существующего контента. Я тебя

спросил про инвестиции, про деньги

и про бизнес, а ты опять про

удовольствие, про любопытство, про новое.

Где деньги-то? Где деньги?

Я зарабатываю, я не трачу.

Я не инвестирую.

Вкладывать значит терять. Либо там ресторан там, не знаю,

фешн-коллекция, может завод какой-то

построил. Посмотри, у нас есть…

посмотри, мы сейчас

сделали, если помнишь в 90-ые годы была

рекламная кампания Банк Империал и мы

сделали NFT этих роликов. То есть это

там всего их там 17 было

продуктов, объектов и мы сейчас их

сделали…поскольку банка нет такого,

а ролики есть и замечательный Сергей

Родионов, друг большой мой, дай Бог ему

долгих лет

со мной и мы выпускаем этот

NFT этих роликов дальнейших. То есть у тебя нет

ресторанов, там шаурма

какая-то. Шаурма была бы,

я бы съел.

Слушай, хорошая идея. То есть ты, когда

заработанные деньги получаешь, ты все

вкладываешь в студию, новые проекты, в

любопытство. Не собираешь вокруг себя…

Я не понимаю, как инвестировать. У меня проблема

с этим, честно. Вот может быть ты мне

поможешь разобраться

как быть. С одной стороны инвестировать

деньги я не вижу никакого смысла, потому

что если у меня есть мечты, которые хочу

реализовать, я лучше буду тратить деньги на

свои мечты и реализовывать свои мечты, а

с другой стороны брать инвестиции мне тоже

очень некомфортно. Потому что я вырос в то

время, когда понятие инвестиций ещё не

существовало, ну там были в какие-то старые

годы, я когда был ребенком там, рос. Был

социализм. И

брать инвестиции — это значит брать

ответственность за эти деньги, да. И

когда ты берешь ответственность, то ты

фактически берешь в долг. Ну да, да.

То, что на самом деле инвестор, он,

это только сейчас у меня в голове

происходит разделение на то, что есть

инвестор, кто готов рискнуть, да, с тобой. А у

меня в голове всегда было, что это

просто я займ беру. И, соответственно,

если беру займ, зачем мне брать

заим у инвестора? Просто бери займ и всё. Ну смотри,

здесь очень просто.

Ну, сложно и может быть просто.

Действительно, надо отделить, ты сказал «я

начал отделять». Представь себе следующее:

что ты предприниматель. Для тебя любые

возникающие деньги или ресурсы ты

направляешь на то, в чем ты

предпринимаешь. Ну, ты это называешь «в чём мне

интересно» или «любопытно», но это то,

в чем ты предпринимаешь. Шаурма. Шаурму захотел,

давай шаурму.

Смотри, инвестор он живет по-другому, он вообще

другую позицию создвёт. Он вообще

ставит в позицию оценивание кто чего там

предпринимает. Это другая позиция и

вырастить в себе две позиции и

предприниматель, и инвестор

трудно. Зачастую люди, когда приходят,

например, к инвестированию, они забивают

уже на предпринимательство и это такой

инвестирование становится их видом

предпринимательства. Но это другой…

Инвестирование — это предпринимательство. Но это другой вид

предпринимательства. То есть ты выращиваешь… Когда ты

оцениваешь риски других, ты их оцениваешь, то

есть ты не сам играешь в игру созидания,

а ты играешь в игру другую.

Примерно как…называется

игра «Паразит». Ты заслуженный,

заслуженный. Игра

«паразит». Найти тех, на ком проехаться.

Инвестор — такая зараза: он может помогать,

он может душить, он может вредить. Тут как

в жизни. Поэтому не всегда

инвестор — это хорошо для молодого бизнеса.

Он приходит, даёт тебе деньги, взамен

требует очень большой хвост обязательств,

порождает вот эту, как ты говоришь,

ответственность, мандраж, ну и

предприниматель

кукожится. И фактически берёт на себя

функции предпринимателя. Не, он никогда не

берет, нет. Он берет апсайд. То есть если есть

какие-то деньги, он их забирает,

обескровливает тебя и так далее. У предпринимателя

может же не получиться, ты говоришь. Ну не

получилось. А инвестор говорит: «А ты мне должен

все равно» и забирает всё, что там

осталось, и лишает предпринимателя

возможности сделать следующую попытку.

Есть такие инвесторы. Вот я сейчас рассказал

о самом таком… Мне было бы интересно,

наоборот,

порасспрашивать тебя, потому что то, что сейчас

ты рассказываешь, для огромного

количества людей, огромного, вот меня в том

числе, не совсем понятная и очевидная

вещь. Просто про это мало рассказывается.

Мало рассказывают — мало

спрашивают. А когда рассказывают — спроса

нет. И поэтому получается штепсель не

находит розетка. Потому что, если б ты

рассказал, как устроиться на работу в

госкорпорацию, все бы хотели, потому

что…рейтинг был бы сумасшедший. Там да, вот, ребят,

в Газпром, где хорошие зарплаты и

социальный пакет устроиться так-то, так-то,

так-то. Сейчас все скажут: «Ваааау».

Пишите мне, я буду вам постоянно рассказать

как в Газпром устроиться. Но я не буду этого

делать, потому что вы и без меня с этим

разберетесь как газпром устраивается там,

волосатая рука и так далее. Мы о другом

сейчас, да? Как ходить нехожеными тропами и

о том, о чем ты сказал так, смотри.

Успех, истинный успех, давай так, долгосрочный,

лежит только там, когда ты научаешься

ходить туда-не знаю куда, и

находить то-не знаю что.

Если ты идешь туда-знаю куда и находить

то-знаешь что, слушай, это как правило

вот там еще 100 человек стоит. Уже 100

человек стоит, там может тысяча и там

уже только пайка.

Пайка, которая для тебя. Может она и

хорошая пайка, ну то есть покушать можно

и так далее, но процветать нельзя. Более

того, ты всегда зависишь от того, кто

тебе эту пайку нарезал. Всегда. И

ты управляешь своей судьбой или тот, кто

нарезает пайку? Ну, конечно тот, кто нарезает пайку.

А вопрос… Вот и всё, смотри. Поэтому смотри, сколько

людей отважится пойти туда-не знает

куда, чтобы искать тоне знает что? Вот

поэтому иногда вот эти вот рассказы для

предпринимателей они касаются ну не

более 1% людей. Потому что 99%

людей — подай что-то конкретное,

знаешь, ясное, понятное и желательно

социально-безопасное, которое ну всеми

одобряется, поддерживается и всё. Но там

тропы все уже вытоптаны, грибов рядом с

этими хайвеями нет, но зато есть

рутинные такие вот вещи и ты это понимаешь. Но и

самое главное у тебя нет, фактически нет

права на выбор, потому что ты просто

дисциплинированно выполняешь свои… вот тебе выданы, ты

можешь вот… Почему нет? Вот смотри какой выбор.

Но это комфортное состояние, согласись.

Огромный выбор, смотри. Вот эти пайки стоят,

стресса меньше, красная, зеленая там,

такой вкус. Какой вкус заказываешь? Но это

такая знаешь. Кто-то за все уже

придумал ,а ты такой ходишь. Если ты все

время делаешь то, что не делал никто, то

велик шанс и ты никогда не сделаешь

ничего, потому что… Есть шанс, что ты

постоянно делаешь какую-то херню

никому не нужную. Это правда.

А как у тебя в жизни? Ты разделяешь две

вещи? Потому что для того, ты же должен

искать что-то новое все время, а другой

стороны ты должен уметь то, что ты нашел

каким-то образом

сохранить и масштабировать. Стену

пробил, а дальше кирпичи разобрать,

дверь. Ну, мне кажется у меня похоже как у

тебя. Это примерно следующее. Чтобы делать

то, что

любопытно и то, что интересно нужно

научиться все-таки делать так называемую

обязательную программу, что уже точно

кому-то нужно и кто-то за это платит. Ну,

чтобы добывать деньги. Первые деньги

всегда добываются там, ну что ты

делаешь то, что людям уже нужно. Это потом

ты начинаешь делать рейды в область

неизведанного,

непонятного, поэтому не надо

предрассудительно к этому относиться, что

люди встают в очередь за пайкой на

наемную работу и так далее. Где-то надо

получить первые деньги. Вот вопрос у меня к тебе есть.

Ты же физик? Квантовой физикой

занимался. Вот как мы можем…я и сейчас занимаюсь

квантовой физикой в мире устройства людей, потому что

наши люди ведут себя как квантовые

устройства, абсолютно. Вот как так? Да, согласен. Как

так произошло, что 100 лет мы живем в

мире, в котором доказано математически,

что наблюдатель изменяет объект

наблюдения, при этом живем как будто это

этого

этой теоремы, аксиомы, не знаю что это

называется, этого этой теории не

существует. Мы живем в мире, в котором

считаем, что реальность — она

нам дана, а мы ее только лишь наблюдаем. А

на самом деле доказано, что это не так, а

мы продолжаем делать вид, что этого нет.

Смотри, всё очень просто. Вот я пришел к этому, к

осознанию этого в

42 года. При том, что в общем-то мой путь

был достаточно таким экстраординарным,

и то в 42. Большинство людей, абсолютное

большинство к этому не приходят. Поэтому,

ну представь себе, что 1% людей

или даже меньше там, 0,1%

людей, они к этому не просто приходят, они

это используют. 1%. Это и есть,

кстати, предприниматели.

Предприниматель — это единственный человек,

который разговаривает с реальностью на

равных. А каким образом с реальностью на

равных? Ты берешь любую реальность,

подчеркиваю любую, облучаешь её неким,

раскраской там, светом и тогда сканируешь

то, что тебе выгодно. И таким образом

присваиваешь любую обстоятельства, любые

обстоятельства к своей выгоде.

Сколько предпринимателей? Процент. Не

больше 3%.

Это не плохо, не хорошо. Я говорю о том, что

есть разные, не знаю,

роли как люди проявляются, вот и всё. Поэтому

ученые об этом знают, социологи об этом

знают, ученые да, и предприниматели это

используют. Все другие люди

предпочитают ясность,

конкретность, понятность в рамках

шаблонов, которые в них положили в

средней школе и в детском садике, а

основной урок сегодня…А может быть по-другому?

Может. Какой основной

урок в школах сейчас?

Послушание. Да.

Все предметы: математика, физика, история,

английский и так далее — это предметы, ну

не знаю, навыковые какие-то вещи, а

основная компетенция, которую приобретает

человек в школе — послушание. Вопрос: а если,

представьте себе, что все будут не

соблюдать правила, что произойдет?

Вопрос некорректен, потому что, если все

будут добавлять в правила какую-то,

обогащать правила, смотри, то тогда

благоухание будет. Смотри, представь себе, ты

взял и благоустроил свой двор и

все, что вокруг двора.

Изменил вековые традиции бардака и грязи,

которые на улицах. Ты же видишь сейчас что.

Во дворе плюс-минус, а за границей двора

сразу вся грязь там, бутылки, вот всё. Вот ты

изменил эти традиции, ты вышел за пределы,

за пределы двора, убрал улицу, более того

сказал соседу: «Слушай, Вась, давай я здесь

буду поддерживать порядок, ты здесь вот». Ты

изменил, он изменил и вы изменили. Смотри. Потом

на фоне этого благоденствия пришел

другой и говорит: «Слушайте, а давайте вместе

скинемся, там не знаю, площадку построим детскую».

А

потом вы вместе дошли до того, что вы

садик построили и школу, где главный

предмет не будет послушание. А

ты позвонил мне, я тебе сказал: «Тимур,

Rybakov Playschool,

развивающаяся франшиза по Выготскому Льву

Семёновичу, по нашему великому русскому

психологу, педагогу. Я тебе дам эту

программу, мы обучим педагогов, которые

будут в ребятишек, смотри, с 2 лет

заводить следующую компетенцию для жизни:

навык генерации защиты от

злоупотребления властью, манипуляцией и

контролем и навык генерации свободы. Для

этого существует револьвер в Америке.

Револьвер существует для того, чтобы тот,

кто захочет тебя доминировать, он

не сможет тебя смять. Смотри, все, что вокруг

нас расположено — это некая доминация и

агрессия, осознанно или неосознанно. Смотри, идет

какая-то волна на тебя.

Смотри, ты можешь от нее убежать, уклониться или

взять ее использовать как энергетически,

конвертировав в выгодную для тебя

полезную работу. Вопрос «умеешь ты это делать

или нет» будет отличать, будешь ты

преуспеваешь в жизни или нет. Так вот,

сегодняшние школы и сады они не учат

этому, они учат подчиняться правилам,

соблюдать правила, а какие правила, ты же

видишь. Пришел на рынок, ты обязан пойти к

заслуженным,

чтобы

добраться до денег из Фонд Кино.

Ничего лучше, чтобы изменять себя к

лучшему и получать удовольствие, и мир, и

получать удовольствие, и изменять себя

так, как я хочу. Я не знаю лучше, чем

строить школы и сады. Но 15 лет. А это бизнес? Это

устойчиво-социальный бизнес как бы, где

цель, моя цель — свести в устойчивость, но

партнер, которые присоединяются, они, у

них есть плюс. А я делаю

школу, только не для детей, не школу, а

то, что раньше называлось «дом пионеров».

Дом творчества. Там, где могут

они свободное от школы время развивать

свои творческие навыки. А вот может тебе

будет это

прикольно, любопытно и интересно, смотри,

сделать из этого детский сад и начальную

школу полного цикла с

3 до 12 лет. Нобелевские лауреаты доказали,

что все вложения в

людей на горизонте до 12 лет, Тимур,

эффективнее. Это в 15 раз больше, чем

всё, что мы, вот все вложения с 12 до…

Поэтому, смотри, Rybakov Playschool — это другой

подход, который есть в мире, подчеркиваю, и

он есть в России. Знаешь какая его

распространенность? 1,5%. Так

вот теперь скажи мне, что ты следующим

шагом сделаешь? Я

поговорю с тобой про то, что нужно такую

школу стоить только в онлайн-пространстве,

потому что скринлайф — это тот мир, в котором

дети живут, и сколько бы ты не строил

зданий. Конечно у тебя строительный бизнес,

поэтому тебе выгодно заниматься

строительством зданий, но мне кажется, что

поскольку мы и дети проводят большую

часть времени в онлайн-пространстве, то

создание этих школ в онлайн-пространство в

виде игр, каких-то сервисов, платформ — это

то, что

вот еще в 5 раз эффективнее, чем

создание. Это все изучено. Есть гибрид.

То есть не то, что это или это, смотри.

Да. И это, и это при сочетании. Про что

Rybakov Playschool школы и сады? Они не

про то, что мы знаем какое будущее будет

и мы создаем под это будущее новых людей.

Мы, сразу говорю, мы не знаем какое будет

будущее, но мы готовим людей, которые

наилучшим образом готовы к любому

будущему.

[музыка ]

Я точно когда-то хотел бы, чтобы какой-то очень

известный мировой режиссер, ну известный,

с именем, купил права на экранизацию

истории Технониколь.

Я знаю про книжку твою, да. Два парня, значит,

в 19 лет стартуют компанию. Продавали пустоту,

мороженое там, ну в общем. Есть уже, я

тизер сделал, я тебе его покажу, вот.

Значит, смотри. А потом они вдруг решили, что

денег-то не хватало на самое необходимое

там, да, вот. Так они сказали: «Пускай у нас

будет одна теща на двоих, потому что

надо будет ей там квартиру снимать или покупать,

да, поэтому они женились на сестрах.

Понимаешь, они такие расчетливые, да. Ну, в общем так вырос

выросла, там очень много таких ходов

очень интересных. Может ты заинтересуешься? Хорошая идея, да.

Ну или во всяком случае ты агентом станешь

таким, проводить чтобы эту историю.

А почему ты NFT не сделал своей книги? Так вот сейчас

ты мне дал идею. Не книги, а вот этой

истории. Да, конечно, истории. Ты мне скажи, я могу

рассчитывать на то, чтобы за 10 миллионов

долларов право продать на экранизацию

такой истории? Нет, я тебе объясню. Нет, не сможешь.

Сразу говорю, 5 миллионов долларов выплачиваю… Не сможешь, я

тебе объясню. Я все тут

пытаюсь до денег добраться. Ребята, напоминаю, это

канал про деньги, инвестиции,

бизнес, а Тимур обычно говорит:

«Давай вот чем любопытно заниматься», говорю,

подожди, а деньги-то где? Там, где

любопытно. Как продать права за 10

миллионов? Невозможно? Нет, за 10 миллионов невозможно продать

права. Это важная вещь,

но

самое главное, как ты знаешь, как любом

бизнесе — это команда, да, и люди. А все

остальное… люди…ты обычно, когда

запускаешь новый проект, кино, то есть

прежде всего думаешь о том, кто его будет

делать. Потому что идеи — они приходят-уходят,

и сценарий. Сценарий — это вещь

очень дорогая, поскольку…не книга, а

вот именно сценарий уже

переформатированный в продукт. Она может

стоить и

100 000 долларов, миллион, и 5, там нет границ

нигде. А сценарий надо заказать, да? Синопсис.

Вот как мне двигаться, смотри. Я

точно знаю, что это продукт

мирового кино может быть. Объявить. Какими

шагами? Следует положить эти деньги

на и объявить тендер на среди сценаристов…

Большие деньги. Сколько? Столько, сколько…

Если ты положишь миллион долларов, то

я думаю, ты соберешь и скажешь: «Я

заплачу миллион тому, кто победит» и

тогда могут включиться в России во

всяком случае

самые хорошие авторы. Потому что самая

большая проблема, когда ты нанимаешь

человека, начинаешь платиьь зарплату, он работает, у

него еще параллельно другие 5 проектов

и ты никогда не доберешься до…

Это большая проблема современного кино,

что, особенно сейчас, когда появилось много

платформ, что авторы не делают ничего,

потому что хотят. От души. Да, они делают,

потому что им заказывают. И это ужасная

проблема. Конечно, есть хороший результат,

бывает. Но представляешь, когда кто-то

садится, вот

потому что ему хочется. Нет никаких денег,

нет никакого ничего. Ну, хочется, он просто

делает это из любви. Скажи, ну в случае с

конкурсом такая же история. Конкурс, чтобы

выиграть конкурс… Да, но там нет денег вперед, там

есть деньги только в конце. Может быть. Да, может

быть. И это может быть, а может не быть. Давай

мы перейдем к такому экспресс уже там

какому-то, завершающие вопросы, можно

коротко, можно развернуто, как пойдет. И

так,

сейчас проверим насколько за 2 года у

тебя изменилось. Значит самое большое

наслаждение у тебя в чем?

Жена.

А жена знает? Догадывайте.

Отлично. Уязвимость или агрессия?

Уязвимость. Поясните.

Сочувствие, сострадание — самое важное

качество для человека.

Принято. Миллиард или свобода?

Миллиард.

Свобода, чтобы обрести миллиард.

[музыка]

Нет, вот здесь важно выбрать все-таки. Вот это

может быть тот сложный выбор, но все-таки

надо выбрать: миллиард или свобода? Свобода.

То есть вот, миллиард долларов сейчас. Ребят, занесите, занесите. И ты будешь

делать. И дальше у тебя есть расписанное сколько у тебя в сейфе денег, да. Да-да-да. Не.

Что, правда? Вот миллиард сейчас.

Блин. Незнание — есть главное знание,

а главное правило — это нет правил. Насколько

тебе это близко?

Давай еще раз. Незнание… Незнание — есть

главное знание. Да. А главное правило — нет

правил. Насколько это близко?

Мне это абсолютно близко. Могу только

добавить

мудрость раввина, который сказал: «Главное

что-то делать». Тимур,

когда встретишься с

Путиным, о чем его спросишь? Я

встречался уже… мы сделали

фильм про Алексея Архиповича Леонова и

так принято, про таких известных людей

фильмы показывают в Кремле. И вот у нас

была встреча и мы

показали фильм, и дальше была такая

вот как с тобой сейчас беседа.

Путин

выслушивал вопросы, вдруг дошла до меня очередь, я

не знаю о чем просить-то его.

Я спросил, я говорю: «Вот так

и так,

Алексей Архипович, он мне помог

понять очень многое в жизни о том, какие

вещи для нас самые главные». Ну. И это как

раз речь про свободу. То, что человек был

невероятно свободный при том, что он был

супер системный, руководил командой

подготовки космонавтов. Я спросил Путина

про то, что вот как оставаться, так как… ну,

как вы, как вы, имея

такое большое количество обязательств и

ограничений, как оставаться свободным.

Конкретно есть ритуал, что люди приходят

попросить что-то, да, или там как-то повлиять

попросить. А вдруг я…ну ты подколол что-ли?

Поговорить, поговоритьь просто. А,

поговорить. Ну просто поговорить, как сейчас с тобой мы разговариваем.

Это же самое большое…

Самое большое, что можно получить от Путина,

скорее всего — это человеческие отношения.

Но я думаю не знаю, что еще можно от него

получить. Эта ценность этих отношений, она

дороже миллиарда. Что ты спросишь, когда

предстанешь перед Богом?

Примерно тоже, что спросил у Путина. Как

оставаться свободным и при этом быть

ответственным. Это же «Ночной дозор» всё, это всё

истории «Ночного дозора».

Ребята, с нами был Тимур Бекмамбетов.

Снимайте фильмы в формате скринлайф,

зарабатывайте бабки. Бабло побеждает

зло, это правда. Мы сегодня еще раз

убедились и очень хочу, чтобы вы

кайфовали по жизни, нашли свое дело, нашли

своих друзей и были богатыми,

обеспеченными. Смотрите канал,

подписывайтесь, пишите мне комментарии,

вопросы. Я передам их Тимуру и отвечу вам

на все ваши вопросы. Поехали.

[музыка]

[музыка]

[музыка]

[музыка]

[музыка]





Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *